хоббит

(Начало повести >>>>)

Капитан подошел к старой горной сосне, росшей рядом с отвесной стеной и, сбросив мешок, кряхтя, полез на дерево. Удивленный Бибо внимательно смотрел за странными действиями Чертоги. А тот, поднявшись ярдов на пять от земли, нашел в ветках железный крюк с еле заметной тонкой веревочкой уходившей куда-то вверх. Веревочка была настолько тонкая, что рассмотреть ее снизу не было ни малейшей возможности.

Капитан дернул за нее, и с горы к ногам путников распустилась длинная веревочная лестница. Бибо открыл рот от изумления. Капитан весело подмигнул ему.

- А вот и наша дорога к успеху, парень.

Лестница уходила вверх ярдов на пятьдесят. Лезть было страшно, но другого пути не было. Они привязали мешки к нижнему краю лестницы и полезли налегке. Сначала Чертога, потом - Бибо, дрожащий, как лист на ветру, и боящийся смотреть вниз.

Наверху их ждала небольшая площадка и неприметный вход в пещеру. Капитан подтянул лестницу с мешками наверх, свернул ее и опустил веревочку с крюком обратно на ветки старой сосны. Чертога чтил законы контрабандистов.

Пещерная сеть горы имела множество разветвлений в разные стороны. На стенах то тут, то там висели пятна светящихся грибов разных форм и окрасок, которые позволяли ориентироваться в темном пространстве без факелов. Грибы были зеленые, синие, белые, розовые. Бибо впервые видел такое великолепие. Капитан объяснил, что грибы специально выведены гномами для подземелий, а контрабандисты их используют не только в качестве освещения, но и для ориентации в пещерах. Чтобы не запутаться, надо идти только там, где растут грибы, светящиеся зеленым светом. Те, кто не знает этого правила, рискуют навсегда остаться в многомильных катакомбах.

Несколько часов они шли внутри горы, пересекли множество подземных ручьев, прудиков, сталактитовых пещер, под ногами шуршали крупные пещерные пауки и сколопендры, заставлявшие Бибо вздрагивать и хвататься за нож. Каждая пещера имела несколько выходов, Чертога зорким глазом тут же находил зеленые грибы, и путники сворачивали в следующий зал. Вскоре Бибо потерял ощущение времени и пространства. Ему стало казаться, что этот лабиринт никогда не кончится, что они запутались и никогда не выйдут наружу. От паники спасала только абсолютная уверенность капитана.

Неожиданно молодому хоббиту почудился запах мяса. И не просто мяса, а жареного на вертеле кролика! «Кажется, я схожу с ума», - подумал Бибо. Но запах был таким отчетливым, таким насыщенным, таким достоверным. Неужели галлюцинация! Да, так бывает в пещерах, он не раз слышал от земляков истории про сбрендевших на каторге рудокопов.

- Хапкис, ты не чувствуешь запах костра? – внезапно спросил Чертога. – Пахнет чудесным жареным мясом!

- Тан капитан, вы тоже? – перепугался Бибо, - значит, мы вдвоем сошли с ума?

- Да нет, мой друг, похоже, мы пришли. И, думаю, нас ждет прекрасный обед.

За следующим поворотом развилки не было, путники вошли в большую пещеру, освещаемую уже не грибами, а ярким костром, разложенном посредине. На большом вертеле крутилась пара кроликов, распространяя безумный аромат, от которого у Бибо пошли судороги в желудке, ведь последний раз они ели вчера. Рядом с костром стоял крепкий дубовый стол, а на колченогом стульчике расположилась высокая фигура в плаще и накинутом капюшоне.

- Я ждал вас вчера, Чертофф, - произнесла фигура и откинула капюшон.

Перед взором вошедших предстал немолодой уже эльф с волевым лицом и тонким шрамом на щеке. Он приветливо улыбнулся гостям и жестом предложил расположиться на стульях поближе к костру.

- Приветствую вас, лорд Нолландс, - Чертога всем видом изображал почтение, - если бы мы знали, что вы нас ждете, бежали бы со всех ног.

- Это лишнее, Чертофф, главное, что вы прибыли. Надеюсь, с хорошими новостями.

- Конечно, милорд. Вы же знаете ситуацию в «Барандуине», колонель Саймон совершенно разложил батальон, это уже не военные, а бандиты какие-то. Пьянство, мародерство, убийства, насилие. У меня, наконец, есть полное досье на его преступления, год собирал, тут все… - Чертога открыл заплечный мешок и вытащил кипу каких-то пергаментов. - Кроме того, данные на Лашкована, Джули и Ясен-Кроля, хотя, кажется, последнее уже не актуально.

Эльф скучающе принял пергаменты, быстро их просмотрел и отложил в сторону.

- Вы очень точно подметили, Чертофф, уже не актуально.

- Я в курсе отставки Ясен-Кроля, - понимающе улыбнулся капитан.

- Какой отставки? Ясен-Кроль скончался два дня назад от переутомления.

- От чего?

- Работал много, все о народе думал, есть-пить забывал, вот и не выдержало сердце. Помните, как в вашем гимне? «Щеночек умер молодым во цвете юных лет», - фальшиво напел Нолландс. – Как будто про него писали. Ему же только полвека исполнилось. Жить бы да жить.

- А точно от переутомления? – капитан засомневался, утомиться правитель мог разве что от многочисленных любовниц и обжорства.

- Какая разница, - пожал плечами эльф, - истории нужны легенды. Точнее учебникам истории, по которым будут учить в гимназиях. Предводитель восставших умер от дум о народе, чем не материал для памятника. Детишки цветы приносят, клятвы на могилке дают – сражаться с проклятыми людьми до последней капли крови. А то, что покойный свой народ раза три заложил и продал – никому знать не положено. Ну кроме нас с вами. Пусть эта жадная глупая падаль хоть после смерти приносит какую-то пользу…

Капитан кивнул. Он уже догадался, что за переутомление настигло предводителя. А, главное, почему.

- Но я о другом, - Нолландс тряхнул пергаментами, - тут все уже не актуально и не интересно. Все! Ветер подул в другую сторону, Чертофф.

- Какой ветер, милорд?

- Ветер перемен, капитан. С вашего побега многое изменилось, и не только в Шире. ЭС трещит по швам, эти гоблины и орки вконец утомили эльфов. В нашем Желтом доме теперь новый босс – Данни Руфус. Старый Блэк Джек ушел в отставку со всей своей бестолковой дамской администрацией. А вместе с ним ушла и старая добрая политика сдерживания людей. Руфус зациклен на гномах, на их растущем богатстве, и ничего не хочет слышать о войне с Паутином. Более того, он собирается предложить ему дружбу за борьбу с гномами или хотя бы за нейтралитет.

- Так это значит, что Шир…

- Да, Чертофф, Шир больше никому не интересен. И вероятно в ближайшее время он будет отдан на откуп Паутину. Если тот, конечно, захочет взять, в чем я несколько сомневаюсь…

Бибо сидел ни жив, ни мертв. Потрясенный Чертога не сдержался.

- Милорд, это разрывает наши сердца!

- Не надо пафоса, Чертофф, мы не в церкви. Вас, конечно, интересует, зачем я вообще жду два дня в не самой лучшей обстановке, если ваши разоблачения можно спокойно кинуть в костер?

Чертога кивнул.

- Вот это уже разговор умных людей. Вам так же безразличен Шир, капитан, как и мне. Это чужая страна, на которой мы просто можем получить какой-то профит. Я думаю, вы неплохо заработали за военное время. Ну-ну, не надо хмуриться, я все понимаю. Ваше золото, - Нолландс кивнул на заплечные мешки, - нам не интересно. Отдайте кольцо, и вы уже сегодня станете почетным гражданином Линдона.

- Какое кольцо, милорд?

- То самое, из-за которого сбежали. Не делайте круглых глаз, вы – плохой артист, Чертофф. Я знал про кольцо с самого начала, когда наш агент Архивариус обнаружил упоминание о нем в имперском архиве. Единственное, чего не знаю, как вы его нашли. Но эту тайну можете оставить себе. Мне достаточно самого кольца.

- У меня его нет.

Лорд усмехнулся.

- Я знал, что просто так не отдадите. Но без кольца путь в ЭС закрыт. Да и не только в ЭС. В Шире вас дожидаются Саймон с Лашкованом. Дунландцы мечтают вас повесить, а перед этим помучить дня два. В Эреборе ждет каторга по старым делам... Рохан, Гондор? Гм, сами понимаете. Остаются земли гоблинов и орков, там вас полюбят, причем в прямом смысле, они ценят красивых и толстых хоббитов… Так что не надо хитрить, Чертофф, - Нолландс протянул руку, - кольцо!

- У меня его нет, - взорвался Чертога. – Понимаете! Нет! Не верите! Вот!

Капитан в ярости схватился за свой мешок и перевернул его, на землю полетели какие-то кульки, мешочки, пакетики. Он быстро, по одному, раскрыл и высыпал их содержимое на стол перед эльфом. Бибо, как завороженный, смотрел на груды золотых монет и зубов, драгоценных камней, дорогих курительных трубок, янтарных бус, брошек, часов. То же самое Чертога проделал со вторым мешком, там кроме ценностей было еще немного еды. После чего демонстративно вывернул карманы на одежде, и даже стянул с себя куртку со штанами.

- Смотрите, мне ничего не жалко! – вещал голый капитан. - Где кольцо? Может, я его проглотил? Или отдал своему адъютанту? Хапкис, быстро выворачивай карманы и раздевайся!

Бибо похолодел, кольцо в кармане куртки предательски запульсировало.

- Не стоит, - поморщился Нолландс. - Если бы у вас, Чертофф, было кольцо, вы бы не доверили его никому, тем более этому глупому заморышу.

- Ну что, вы мне верите? – капитан пристально посмотрел на эльфа. Тот задумался.

- Не знаю. Я вынужден доложить обо всем Совету и Данни Руфусу. Это их вряд ли обрадует. А вы пока располагайтесь. Кролики уже готовы, а в мешке есть немного хлеба и овощей.

Нолландс поднялся и направился к выходу из пещеры.

- А что со мной будет? – капитан умоляюще посмотрел на лорда.

- Узнаете позже, - кинул на ходу эльф и скрылся из виду. Вскоре беглецы услышали удаляющийся перестук копыт, лорд спешил сообщить новости руководству.

- Плохо дело, Хапкис, - Чертога задумался, - похоже, эти сэры-пэры и в самом деле ждали от нас кольца. А я по старинке золото несу… Впрочем, золото они тоже любят. Так что купим себе место под солнцем, не сомневайся. А пока давай подкрепимся.

Хоббиты сняли кроликов с вертела и впервые за два дня наелись досыта. Капитан отошел от сложного разговора с эльфом и пребывал в прекрасном настроении. Он спрятал обратно в мешки свои драгоценные пожитки и принялся философствовать у костра, покуривая трубку с приятным мятным табаком.

- И все же мы с тобой молодцы, Хапкис! Еще две недели назад могли погибнуть в сражении под Леткой, нас мог пленить Растен Мотыга или повесить колонель Саймон. А мы не только остались живы, но и находимся в двух шагах от центра цивилизованного мира, и, клянусь тебе, друг, мы сделаем эти два шага. Думаю, Нолландс мне поверил, не мог не поверить, я был весьма убедителен в роли обиженного хоббита, хе-хе… Да и вообще есть ли это кольцо, Хапкис? Никто его не видел, кроме полоумного кузнеца. А разговоров – на все Средиземье! Подождем, через несколько дней нас точно заберут. Золото решает и не такие проблемы…

Однако время шло, а вестей не было. Беглецы вторую неделю сидели в пещере контрабандистов, дров у них было много, рядом с пещерой шумел отличный буковый лес, где Бибо собирал валежник, а вот с продуктами обстояло хуже. За неделю они съели все, что принесли с собой, и что оставил в пещере эльф. Следующие три дня пытались найти что-то съедобное, даже пробовали светящиеся грибы, но их дружно вырвало. «Мы – не энты», - подвел грибной итог капитан. Бибо пошел собирать ягоды, но ягодный сезон тоже заканчивался, местные звери и птицы готовились к зиме и тщательно подъели дикоросы. За день хоббиту с трудом удалось собрать две горсти морошки и клюквы.

Капитан храбрился, три дня ничего не ел, отказался даже от собранных Бибо ягод, и утверждал, что чувствует себя превосходно.

- Это только сначала тяжело, Хапкис. Потом организм привыкает и начинает есть подкожный жир. А у меня его – смотри сколько, - Чертога обхватил руками мощный живот. – Можно месяц голодать, зато потом легко затеряюсь среди эльфов.

(продолжение, часть 8)