хоббит

(Начало повести >>>>)

Колонель Саймон сиял, как только что отлитый медный грош. Он был в возбуждении, и его настроение передалось войску. «Будет дело», - радостно шептались опытные воины, подкручивая усы и поглаживая круглые животы. И Саймон не обманул их ожидания. Бегло просмотрев пергамент с речью, поданный Стефаном, колонель недовольно отбросил его. Сейчас он не нуждался в подпитке чужими мыслями, его и так распирало от желания высказаться.

- Дружы! Сорапетныкы! Недопяряможные левы Шыра! – мычал Саймон на мувке, прохаживаясь уткой перед выстроенным отрядом. – Зудня заклывается перемарые, хторо свяжывало намось рукы. Ы мысь не думкошем сыднеть на мысте, холы нашыу рыдону тержывает страшсный мордоршный враж - злочманный Паутын зо звоымы коняшнымы боратымамы. Вчером мысь вступашаем, штоп одергавыть очреднуе пабыду. Ясь кноу, што самось ыз вась ваще не повныкает, што ысть нашые вражы! Ы у ныхось ысть жалывысть па затношеныю г шетыстам, г ыхось жаншынам ы дытям. Высь ыще щытаете ыхось звоымы сограздынамы. Гвырю зражу ы навсегдны - се лжывысть! Дунланджы прыжналы самось людымамы, а людымы – ныжжая раса Средыжемыя, нашые вражы во векы вековы! Мысь - не людымы!

- Мысь - не людымы! – трижды проорал батальон вслед за своим предводителем девиз батальона.

- Засым ясь освобыгданаю вась от пазывов таг названной совезты! Там нашае землыца ы всесь, што на сей землыце – таж нашае! Се мерскые шетысты таж жывут не в норах, ак палыжено хоббытам, а в дамах, ак людымы! Ы в дамах ляжыт ихось дыбро. Но ак мыжет быть дыбро на строне злочманства? Ныхц! Тысачу разз – ныхц! Засым се дыбро длажно перейтыт на нашуе строну, на строну дыбра! Помныте се! Сыла кровы! – завершил он известным ширянским приветствием.

- Кров на вражах! – хором ответил строй.

Бибо ничего не понял из речи колонеля, кроме того, что сегодня ожидается бой. Внутренне похолодев, он побежал после построения к капралу Асториусу за советом.

- Трусишь? - капрал усмехнулся, пожевывая соломинку толстыми губами. – Зря, боя не будет.

- А что будет? – Бибо немного успокоился.

- Сам увидишь, - загадочно произнес Асториус.

Весь день «Барандуин» провел в приготовлениях. Солдаты чистили шлемы-кастрюли от ржавчины, точили мечи и вставляли перья в стрелы. Бибо с товарищами по расчету скормили Тарассику две копны специальной травы для лучшего выделения газа, колеса драконьей телеги были смазаны свиным жиром и не скрипели при движении.

Для похода колонель выделил сотню крепких солдат во главе с капитаном Чертогой, а также поручика Стефана, который рвался на передовую, чтобы описать опыт в будущем сочинении - «Как я победил Паутина».

Отделение Хапкиса с драконом замыкало колонну пеших воинов, неслышно крадущихся по еле заметной лесной дороге, освещаемой полной луной. Последним шел Громкий Пук, маскируя свои залпы под уханье ночного филина…

Ближе к рассвету хоббитское воинство прибыло на место. Ничего не подозревающая дунландская деревня из трех десятков домов, спала крепким сном. Капитан Чертога лично осмотрел подходы к деревне и отправил два заслона на восточную и южную дороги. Деревня была окружена со всех сторон.

- Давай, - начальник отряда подал команду драконьему расчету.

Шестеро солдат развернули телегу, капрал Асториус взял в свои гигантские кулаки деревянный молот и со всей силы ударил дракона между ног. Тарассик заорал от боли, выпуская первый файербол по деревне. Тот ударил в церковь, которая сразу загорелась. В течение минуты дракон изрыгнул еще три файербола, пятый удар вызвал лишь шипение, видимо, газ временно закончился, да и Тарассик находился в обморочном состоянии.

Впрочем, и четырех залпов вполне хватило. Церковь и два дома были объяты огнем, который перекидывался на крыши соседних домов. Первые деревенские жители проснулись, застучал громкий металлический звук, кто-то бил в пожарный щит. Около сотни деревенских высыпали на улицы, мужички бросились тушить пожары, женщины и дети начали вытаскивать имущество на улицу.

- Чего мы ждем, - роптали молодые хоббиты из отделения Асториуса, - сейчас самое время напасть, пока они не ожидают.

- Вот дурни, - смеялись опытные вояки, - ну нападете вы и что?

- Как что? Захватим их, все вещи наши! – радостно волновалась молодежь.

- А где вы золото будете искать? Серебро? Украшения? – капрал тоже включился в игру.

- Так в домах!

Асториус громко захохотал.

- У них в каждом доме до десяти тайников, причем везде разные. Чтобы найти все, придется здесь на неделю задержаться, и дома по бревнышкам раскатывать. Пытать их бесполезно, пробовали уже, они - хитрые бестии, укажут на два-три тайника, самых дешевых, а остальное останется. А так они сами все ценное вытащат и на улице сложат, чтоб не сгорело. Тут и мы подойдем, вроде как мимо проходили. Предложим помочь, за золотишко, хе-хе… Понятно, суслики?

Молодежь восторженно внимала словам бравого капрала. Опытные солдаты покачивали одобрительно головами, для них расклад был ясен изначально.

Пламя перекинулось на несколько новых домов, что заставило деревенских засуетиться еще больше. Они бегом вытаскивали вещи на улицу, вскрывали тайники и схроны, а хитрые хоббиты из леса наблюдали за этим процессом. Тушение пожаров шло вяло, почему-то среди жителей было мало мужиков, не больше десятка. Это обстоятельство сильно нервировало капитана.

- Куда они подевались? Не нравятся мне такие загадки, - жаловался он Асториусу. – Чую, это неспроста.

Капрал был проще.

- Небось, косить пошли или на ярмарку. Нам же лучше, меньше возни. Не беспокойтесь, тан капитан, все пройдет, как обычно, смотрите, как шустро вытаскивают вещи, еще немного и последние тайники вскроют.

Чертога в сомнении качал головой. Однако вскоре он подал знак, и трубач заиграл сигнал к атаке. Сотня хоббитов моментально захватила деревню, безоружные мужики были связаны и брошены в телеги, они заранее считались изменниками и четистами, теперь их ждали медные рудники. Женщин и детей заперли в церковном дворе. Размер добычи привел в восторг не только новичков, но и старослужащих. Золото, серебро, меха, украшения, одежда, утварь еле помещались в телегах, захваченных тут же в деревне. Свиные окорока, хлеб, сыр, бутылки вина солдаты распихивали по дорожным сумкам, пресная казарменная еда выкидывалась без сожаления.

Бибо, нацелившийся на честный грабеж, неожиданно был схвачен за плечо капитаном.

- Эй, изменник, - ласково прошептал он на ухо Хапкису, - иди за мной, для тебя есть отдельное поручение.

Чертога приказал каптенармусу выдать молодому хоббиту топор, лопату, стамеску и лампу с запасом масла. Навьюченный, как верблюд, Бибо, пыхтя, тащил всё это за капитаном, идущим налегке. Вдвоем они незаметно добрались до полуразрушенной водяной мельницы, стоявшей в миле от деревни, на берегу реки. Окна у мельницы выбиты, крыша прогнила и частично провалилась. Сразу заметно, что здание заброшено давно, видимо, еще со времен Империи. Чертога поставил Бибо перед входом, наказав никого не пускать, а сам, забрав инструменты и лампу, нырнул в проем.

Примерно через час мрачный капитан вылез из мельницы весь в паутине и пыли. Бибо слышал, как он стучал в доме топором, отрывая доски и вскрывая полы. Видимо, искал что-то очень нужное, и, судя по раздраженному виду, поиск не увенчался успехом.

- Идем назад, - прорычал Чертога. – Шутки надо мной шутить изволят, ну я им устрою…

Тем временем сотня хоббитов потушила огонь, и увлеченно грабила безлюдную деревню. Вытащенные погорельцами ценные вещи первыми легли в объемные деревенские телеги. Солдаты этим не ограничились, они вытаскивали на улицу оставшуюся мебель, сундуки, посуду, одежду, даже клетки с кроликами и оконные стекла. Кое-где возникали стихийные драки по поводу дележа. Капралы кулаками разгоняли драчунов, а спорные вещи засовывали в свои баулы. Самое ценное, впрочем, забирал поручик для научных целей.

Увлекшиеся грабежом хоббиты не заметили, как один из мальчишек тайно выпустил в воздух белого голубя. Голубь сделал круг над дымящейся деревней и, курлыча, полетел куда-то на восток…

Ближе к полудню охотничий азарт, охвативший хоббитов, иссяк сам собой, они уже вынесли все, что было в домах, и лениво сидели на травке, подкрепляясь захваченными продуктами. В воздухе запахло сладким медовым элем, который солдаты пили прямо из бутылок. Раздраженный Чертога осознал, что скоро отряд превратится в неуправляемое сонное стадо, и приказал трубить походный марш, пора возвращаться назад. Капралы построили колонну, первыми двинулись тяжелогруженые телеги с деревенским скарбом, сзади пыхтели осоловевшие от непривычной сытости солдаты.

Голова колонны уже скрылась в лесу, как с восточной стороны деревни послышался нарастающий шум и какие-то крики. Капитан встрепенулся, вскинул к глазу оптическую трубу и зычно скомандовал построение. Хоббиты быстро, хоть и без удовольствия, построились в боевой строй, кабанчиком. На центральный пятак выкатили телегу с драконом, капрал Асториус взял в свои мозолистые руки деревянный молот. Фланговые клыки образовали лучники и пращники. Остальные встали в три шеренги, выставив вперед копья.

Бибо сегодня назначен брандхолдером, он стоял с факелом перед телегой с драконом и опасливо чувствовал, как дрожит земля. Что-то массивное и тяжелое приближалось к ощетинившемуся копьями отряду. Внезапно из опустевшей деревни хлынул конный поток. Врагов было не больше двух дюжин, но хоббитам в первый момент показалось, что их впятеро больше. Эту иллюзию создавали клубы пыли, тянущиеся за каждым всадником.

Впереди мчался невысокий, на голову выше среднего хоббита, рыжебородый человек на пегом с белыми пятнами тонконогом жеребце. На человеке была серебряная кольчуга и белый рогатый шлем, за спиной висел круглый деревянный щит, обшитый кожей. В руках сверкала огромная боевая мотыга, которую он ловко крутил над головой, одновременно выкрикивая страшные ругательства. «Растен Мотыга», - нервно вскрикнул один из хоббитов. Этот крик чуть не парализовал большую часть отряда. О Растене, по прозвищу Мотыга, среди хоббитов ходили устрашающие легенды, говорили, что в детстве его заколдовал от копья, меча и стрелы злой маг Суверен. Драчливый и удачливый в бою роханец одним из первых прибыл на помощь людям Дунланда вместе со знаменитым Черным Арчером, имя которого также внушало хоббитам ужас. Отряд Арчера, куда собирались добровольцы со всего Средиземья, железным потоком прошелся по бунтующей чети, всегда побеждая в самых, казалось бы, безнадежных схватках.

Всадники мчались полукругом, зычными криками пытаясь запугать войско полуросликов. Капитан, подождав, когда враги приблизятся на сто ярдов, отдал приказ стрелкам. Стрелы и камни полетели в приближающихся людей. Одновременно Асториус ударил деревянным молотом, выбив из дракона длинный файербол.

Один из всадников, оглушенный камнем из пращи, вылетел из седла. Лошадь другого получила стрелу в шею и на полном скаку перевернулась. Хоббиты немного приободрились. Но на этом их везение закончилось. Файербол хоть и испугал лошадей, но пролетел мимо цели. Яростный Растен с товарищами врубился в левый фланг хоббитского отряда, выкашивая мотыгой не успевших отступить стрелков.

А на центр, прямо на дракона, летел на вороном коне сам Арчер в иссиня-черных доспехах, вылитый назгул из древних легенд. Асториус с помощью подручных, двигающих голову дракона, пытался взять того на прицел, но получилось неважно, Арчер ловко маневрировал, и второй файербол пролетел в двух ярдах от всадника. Бибо замер от ужаса, внезапно осознав, что приближается не просто враг, а его бибова смерть, которая сидит на кончике копья черного воина. Арчер, казалось, никого не видел перед собой, ни сотни хоббитов, ни Чертоги, ни Асториуса, его интересовал только Бибо. Так, по крайней мере, казалось Хапкису, и от этой мысли у него невольно опустились руки и задрожали колени. Арчер приближался, невозмутимый и непреклонный, однако за десять шагов до строя резко повернул, одновременно бросив короткое копье.

(продолжение, часть 5)